МОРОЖЕНОЕ

1. Проблемы на работе

Пальцы скакали по голографической клавиатуре со скоростью, наличие которой я у них даже не подозревал. Курсор летел вперед, превращая скромные строчки кода в масштабное полотно, которому позавидовала бы сама Пенелопа. Но меня это уже не спасало.

За дверью нарастал шум. Повинуясь бесполезному инстинкту, я повернул в его сторону голову – и это стоило мне целых двух драгоценных секунд. Я с удвоенной силой возобновил работу, рискуя суставами и сухожильями.

Незваные гости тоже не теряли времени – раздался удар в дверь, затем еще один. Прочный нанокарбон, способный выдержать попадание из практически любого земного оружия, оказался бессилен против тяжелых ударов отвратительных конечностей этих тварей.

Я успел вбить еще несколько сотен символов, прежде чем двери разлетелись на осколки, одним из них расколотив мою любимую чашку. Завыли охранные сигнализации, но ворвавшихся в офис дедлайнов это ни капельки не волновало. Они моментально просканировали восьмиглазыми головами пустое помещение и ринулись к своей единственной цели – ко мне.

– Уничтожить! – вопили они. Или что-то в этом роде – их язык мне так и не довелось выучить.

Бежать было некуда. Я отступил назад, оказавшись возле окна. Боковым зрением бросил последний взгляд на Город, всегда такой прекрасный с 174 этажа башни нашей Корпорации в три часа ночи. Сглотнул: прощаться ужасно не хотелось.

Но главарь дедлайнов, издав боевой клич, уже летел на меня.

За долю секунды до неизбежного столкновения – опять же волей бесполезных инстинктов – я резко отпрыгнул в сторону, даже не подозревая, что это позволит Главарю развенчать миф о непробиваемости наших окон. Пробивая слой за слоем густые облака, дедлайн полетел вниз. В комнату ворвался густой разреженный воздух. Оставшиеся без командира ошарашенные монстры на какое-то мгновение замерли, забыв обо мне.

Воспользовавшись паузой, я перемахнул через торчащие осколки и осторожно ступил на декоративный карниз, впервые в жизни радуясь своему хилому телосложению. Радоваться, впрочем, оставалось недолго: судя по возобновившимся звукам, дедлайны уже начали приходить в себя, и им явно не терпелось завершить начатое.

Держась за уцелевшую оконную раму, я сделал еще несколько аккуратных шажков влево – здесь карниз заканчивался. Дальше идти было некуда. Я посмотрел вверх – до крыши оставался всего один этаж, но о том, чтобы дотянуться до нее, не могло быть и речи. С моей-то комплекцией и без кислородной маски даже эти несколько шагов были поистине олимпийским рекордом.

В бывшем моим еще полторы минуты назад офисе визжали дедлайны. Подо мной лежал Город, его гигантское сердце пульсировало горячими огнями сквозь облака. Я сделал вдох, готовясь к финальному полету – и, конечно же, закашлялся, давясь непривычным воздухом. Кашляя, я невольно зажмурился, и чуть не сорвался, ослабив хватку. Все еще продолжая кашлять, широко раскрыл глаза – и заорал.

tower-1

Прямо передо мной материализовался маленький округлый космический корабль, чем-то напоминающий старинный дирижабль. От кабины судна отскочил трап – и его конец очутился прямо у моих ног.

В эту же секунду из остатков окна высунулся самый отчаянный дедлайн, протягивая одну из своих тошнотворных конечностей ко мне. И я решился. Смело ступил на спасительный трап.

Но стоило оторваться от здания – и смелость начала покидать меня. Ноги предательски подогнулись, и оставшийся путь я преодолевал уже ползком. Эти несколько метров показались мне вечностью, и я даже не сразу понял, что крики моих преследователей становятся все тише.

Когда самый сложный маршрут в моей жизни практически остался позади, из кабины дирижабля высунулась рука и втащила меня внутрь.

– А у вас тут не соскучишься, – на хорошем земном, хоть и с заметным акцентом, отметила моя спасительница.

Ею оказалась невысокая девушка в рабочем комбинезоне и с роскошной копной пурпурных волос.

Я открыл было рот, чтобы возразить\поблагодарить\расспросить – но вместо этого был сражен очередным приступом кашля.

 

***

– Без скафандра, без капсулы, на полукилометровой высоте… Как ты там очутился?

Когда Аляйна – так звали хозяйку дирижабля – снабдила меня теплоизоляционным одеялом и кислородным баллоном, разговор потек куда непринужденнее.

– Убегал от дедлайнов. Пытался убежать – до меня это никому не удавалось. (Если бы не мои дрожащие колени и руки, эта фраза могла бы прозвучать даже пафосно)

Аляйна нахмурилась:

– Дедлайнов? Но разве… Моя прапрапрабабушка с Земли тоже упоминала это слово, но оно значило… “Про-бле-мы на ра-бо-те” – старательно выговорила она.

– Да, но…

– Вот, смотри! – Аляйна развернула голографический экран. – “Дедлайн”. Крайний срок, к которому должна быть выполнена задача”. Вот! Это в словаре. Они не живые! Как они могли заставить тебя проломить непробиваемое стекло?

Моя спасительница была явно озадачена.

– Ты права. Все так и было. Раньше. …Наверное, радиация. Никто не знает.

Мы помолчали.

– Я так и не спросила, как тебя зовут, – резко развернулась ко мне Аляйна.

– Ричард Третий.

– Ты король?!! – глаза девушки округлились.

– Нет, что ты, – непозволительно глупо хихикнул я. – Просто до меня мое место в Корпорации занимали два других Ричарда.

По лицу Аляйны пробежала тень.

– Дедлайны? – серьезно спросила она.

– Дедлайны, – кивнул я. – И как только починят окно, на престол взойдет Ричард Четвертый.

Девушка сдержала смешок.

– … Кстати! – очнулся я. – Я же так тебя и не поблагодарил. Если б не ты, валяться бы мне сейчас на несколько сотен метров ниже. Спасибо тебе!

– Пожалуйста, – улыбнулась Аляйна. – По правде говоря, я и сама не ожидала от своего маленького старого корабля такой ювелирной работы. Везунчик ты, Ричард Третий.

Характерно пискнув, на браслете Аляйны замигал индикатор.

– О, чай готов. – Девушка несколько раз коснулась пальцам дисплея, и по длинной панели стола к нам выехали две чашки, одна из которых остановилась прямо передо мной, и тарелка с неизвестными мне закусками.

– Спасибо! – обрадовался я.

– Угощайся! – Аляйна торжествующе окинула взглядом дело рук своих. – И что бы там ни говорила моя мама, не такая уж я плохая хозяйка.

– Шутишь! – возмутился я с полным ртом, уже успев наброситься на еду. – Все очень вкусно. В Городе есть магазинчик “Неземные продукты”, но здесь все намного вкуснее.

Едва прикасаясь к своей чашке, Аляйна молча наблюдала, как я поглощаю угощение. А потом задала вопрос, который я больше всего боялся услышать:

– Могу тебя подбросить домой, только скажи – куда?

– Эмм… – Сложно было объявлять малознакомой красивой девушке то, в чем я еще едва успел признаться себе сам. – У меня вроде как нет дома. Теперь.

– То есть…

– Моя квартира в Городе теперь принадлежит Ричарду Четвертому. Как  и мои счета. Меня больше нет.

В подтверждение своих  слов я продемонстрировал браслет на правой руке. Тот вел себя странно: продолжал фиксировать все мои медицинские показателя (уровень стресса предсказуемо был повышен), но при попытке взаимодействия заявлял, что «пользователь не найден».

– Так, подожди. – Аляйна недоумевала. – Но ты же можешь вернуться и сказать, что жив?

– Думал над этим. Но… Не справился с дедлайнами, разбил окно и покинул офис до конца рабочей смены. Чтобы отработать штрафы, мне понадобится лет десять. И это в лучшем случае – если в Корпорации освободится вакансия какого-нибудь 501-го Джона.

– Ну а родители? – не унималась Аляйна. – Ты же жил где-то до того, как начал работать.

– В интернате. Как и большинство землян, маленький м-316525 очень мечтал добраться до самой вершины Башни. И ему это почти удалось.

Весь ужас моего положения наконец захлестнул меня. Я старался совладать с лицом, но оно предательски выдавало каждую из моих мучительных мыслей.

– Тебе некуда идти, – мрачно констатировала Аляйна.

Я кивнул, ожидая худшего. Словно с секунды на секунду подо мной разверзнется пол, и я со свистом ринусь вниз, сквозь облака.

Молчание становилось невыносимым.

– Тогда полетели со мной, – тихо предложила Аляйна.

– Куда? – так же тихо спросил я, осознавая всю бесполезность этого вопроса.

– В Отель для тех, кому некуда идти.

 

hotel-2

2. Отель для тех, кому некуда идти

Когда мимо лобового стекла нашей кабины проплыла гигантская голографическая вывеска с названием нашего будущего пристанища, я удивленно повернулся к Аляйне.

– До последнего надеялся, что он называется не так! Не так… буквально.

Спиралевидная башня “Отеля для тех, кому некуда идти” переливалась всеми цветами радуги. Жизнерадостный фасад создавал странный контраст с мрачным именем, и это зарождало во мне смутную тревогу.

– Согласна, название оставляет желать лучшего. Зато какие отзывы! – Аляйна вывела на один из контрольных дисплеев страницу отеля.

– Ух ты!.. Это убийственно круто – только и смог выговорить я.

Даже в комнатах отдыха моего 174 этажа, где в прошлом году мне посчастливилось провести свою неделю отпуска, не было такой потрясающей обстановки. Я протянул руку, чтобы получше рассмотреть видео, но тут корабль резко затормозил.

– Приехали, – сообщила моя спутница.

На секунду нас ослепило вспышкой сканера. И тут же перед лобовых стеклом возникла голограмма, заставившая нас с Аляйной синхронно улыбнуться.

– Добро пожаловать в “Отель для тех, кому некуда идти”, – говорил наш виртуальный портье, по-видимому, составленный из среднего арифметического наших образов: высокий и тощий, как я, со смуглой кожей и пурпурными кудряшками Аляйны.

– Хорошо, что среди нас хотя бы нет цефалоподов, – хихикнула девушка.

– Все услуги нашего заведения – абсолютно бесплатны, –  продолжал портье, слишком невозмутимо как для существа, по центру груди которого топорщилась единственная молочная железа. – Единственное условие…

Мы переглянулись.

– … в течение первых 12 земных часов пребывания здесь вы должны предоставить видеоотчет и выставить нам максимальную оценку в социальных сетях.

– Без проблем! – пообещала Аляйна.

***

Вдоволь наплававшись в огромном бассейне, я нежился в шезлонге, периодически лениво приоткрывая глаза, чтобы убедиться, что потрясающие красные пески и зеленоватые волны за огромными окнами – не сон. Я нащупал на тарелке еще кусочек какой-то удивительно вкусного фрукта – “Неземные продукты”, узнав о его существовании, тотчас бы с позором закрылись – забросил его в рот и снова закрыл глаза. Эта планета с труднопроизносимым названием мне определенно нравилась.

Разбудила меня Аляйна:

– Ричард Третий! Пора снимать отчет.

– Уже! – вскочил я. – Ох и быстро здесь летит время.

– Еще пару часов есть. Но после твоих рассказов мне как-то не хочется иметь дело с дедлайнами. В любом виде.

Я нехотя начал собираться. Вдруг мне показалось, что сейчас – идеальный момент для вопроса, который вертелся у меня в голове с тех пор, как Аляйна рассекретила наше место назначения. И я – с непривычной для себя смелостью – его задал.

– Слушай, извини, если это не мое дело, но… Почему ты решила отправиться именно сюда?

– Отменные отзывы! – девушка бросила в рот кусочек фрукта. ­­– И вполне заслуженно! – прожевав, закончила она.

– Ты же понимаешь, что я имею в виду…

Аляйна отвернулась, разглядывая нарушающий законы земной физики морской прибой. Она молчала.

А я не унимался.

– Ладно мне – офисному мальчику из Города, проигравшему в схватке с дедлайнами – действительно некуда идти. Но ты…

Тряхнув тяжелыми мокрыми кудрями, девушка обернулась.

– Я..?

– Ты – не с Земли. У вас наверняка попроще с корпоративной культурой. И ты…, – я замялся. – Ты классная.

Аляйна улыбнулась. Так же молча она вернулась к своему эргономичному автонастраиваемому шезлонгу и уселась на его край.

И тут я узнал ее историю.

– Насчет «не с Земли» – тут ты не совсем прав. Я родилась на Верхнем Побережье Мадженты-1. Как ты, наверное, помнишь, эту планету земляне колонизировали всего около века назад. Так что у нас много общего, – девушка улыбнулась, но тут же, посерьезнев, продолжила. – Уже примерно трое земных суток, как я должна была стать женой одного молодого достойного гражданина Верхнего Побережья. И сердцем его дома.

Девушка замолчала. Я не шевелился. Она сделала глубокий вдох и продолжила:

– Но за день до церемонии я поняла, что… Не могу. Я стащила у отца ключи от ангара, угнала один из его старых кораблей и… Что было дальше, ты знаешь.

– Тебя ищут? – негромко спросил я.

– Не знаю. У моего отца остались другие дочери. И другие корабли. Но в любом случае, – Аляйна поднялась с шезлонга, – это место гарантирует полную приватность. Именно поэтому я его и выбрала. Идем снимать видеоотчет, Ричард Третий.

***

Загрузив наш ролик на страницу отеля, мы с Аляйной отправились в проекционный зал – ведь провести вечер, погрузившись в виртуальную реальность, приятно на любой планете. Но стоило нам усесться в кресла, внезапно противно завыла сирена.

Мы переглянулись, думая об одном и том же: правда же, это у них так начинаются фильмы?

Спасительную мысль разнесло в пух и прах появление голографческого образа нашего портье – и на этот раз он выглядел раза в четыре больше и в десятки раз более устрашающе. Я подскочил, оглядываясь по сторонам и разыскивая путь к двери. Аляйна встала за мной.

– Администрация “Отеля для тех, кому некуда идти” уведомляет о том, что первые 24 часа вашего пребывания здесь подошли к концу, – механическим голосом сообщил призрак.

Мы одновременно вздохнули с облегчением. А портье продолжал:

– Мы надеемся, что вы остались довольны нашими услугами и благодарим за отличный отчет.

– Всегда пожалуйста! – улыбнулась Аляйна.

– А теперь, – не меняя выражения лица, добавил призрак, – прошу вас проследовать за мной в трансформационный цех, где ваши тела будут переработаны в Универсальное Топливо.

– Что-о? – мне показалось, я ослышался. – Какое топливо?!

– Повторите, пожалуйста, еще раз. Тут, наверное, проблемы с системой перевода, – нервно улыбнулась Аляйна.

– Универсальное топливо – основа функционирования всех систем нашей планеты, – безэмоционально разъяснил портье. – А органические формы жизни – его лучший источник. Несколько сотен лет назад наши энергетические ресурсы исчерпались, мы были на грани вымирания – но туризм открыл новые возможности.

– Ничего не понимаю, это какой-то бред, – побледневшими губами шептала Аляйна.

Я окинул взглядом зал. Над входом светилась красная лампочка блокировки. Идти было некуда. Аляйна сжала мою руку.

– Прошу вас проследовать за мной, – повторил портье.

Вдруг в голову ударил знакомый азарт. И я решился:

– Вы не можете так просто от нас избавиться. Меня будут искать. Я ценный сотрудник Главной Земной Корпорации.

– Отклонено. Все постояльцы нашего Отеля – отчаявшиеся неудачники. За 237 лет по вашей системе исчисления нам не поступало ни одного заявления о пропаже. К тому же, у нас есть ваш отчет, из которого вполне ясна причина вашего присутствия в этом месте и отсутствия в любом другом.

Пальцы девушки сильнее вцепились в мою ладонь.

– Значит, заявление о пропаже меня будет первым, – не унимался я. – Тем более, что в моем видеоотчете я несколько раз повторяю, что здесь “убийственно шикарно”. Это вызовет подозрения.

Виртуальный портье замолчал. Мы с Аляйной переглянулись, надеясь на лучшее. Но тут голограмма снова подала голос.

– Ваше неумение пользоваться речевым аппаратом для выражения своих мыслей действительно может создать нам проблемы.  Поэтому вы направляетесь в кабинет Форматирования Кратковременной Памяти, после чего будете транспортированы на ближайшую населенную планету.

Я облегченно вздохнул – в унисон с Аляйной.

– В речи же вашей спутницы никаких сомнительных двузначностей не обнаружено, – продолжил портье. – Будем рады видеть вас, юная леди, – подобие любезной улыбки исказило фантасмагорическое лицо голограммы, – в нашем трансформационном цеху!

– Нет! Я никуда не пойду! – девушка прижалась ко мне, словно за спасительную ниточку, хватаясь за мой бицепс. Вернее, за то место, где он обычно бывает у парней из рекламных шоу.

И я решился. Вдохнул побольше воздуха…

– Леди… – начал было наш голографический тюремщик, но я перебил его:

– У меня есть идея получше!

Аляйна недоуменно смотрела на меня.

– Зачем из-за одной досадной стилистической ошибки лишать себя целого контейнера топлива, вы согласны?

– А вы не так глупы! – отметил портье. – Что вы предлагаете?

– Вы даете мне доступ к серверу, чтобы я смог исправить свою оплошность, а взамен – еще на 24 часа продляете срок безопасного пребывания в Отеле для меня и моей спутницы.

– На целые сутки! – возмутилась голограмма. – Вы слишком высокого мнения о себе, молодой человек. С вашей-то комплекцией даже о паре часов просить – неслыханная дерзость.

– Шесть часов, – я пропустил обиду мимо ушей.

– Час. И это мое последнее предложение. Время пошло. И первым делом – вы исправите свою ошибку.

***

«Здесь замечательно! Замечательно!» – поднимая большой палец вверх, усердно скалился я в окошке светящегося посреди Центра Управления Страницей.

– Снято! – отчитался я.

– Теперь зайдите под вашим личным Идентификационным Комплексом и замените данным видео бракованный фрагмент, – потребовал не отстающий от нас виртуальный портье.

– Чтобы замена была действительно незаметной – мне нужен полный доступ, – спокойно потребовал я. – Здесь нужно менять освещение, одежду, уровень звука. Иначе выйдет подозрительно.

– Тогда просто вырежьте тот кадр и вставьте этот в конец! – если бы голограммы могли выходить из себя, виртуальный сотрудник Отеля давно бы это уже сделал.

– Не могу. Иначе выйдет, что я просто исчезаю. Вы же не хотите, чтобы рекламный отзыв на вашей странице отдавал духом мистических происшествий?

Аляйна испуганно следила за нашей беседой.

– Полный доступ, – сдался портье. – На 30 минут. И если вы попытаетесь нас обмануть, мы перейдем к плану «П».

– Это к какому? – осторожно поинтересовался я.

– Пытки, – любезно улыбнулась голограмма. – Вводите ИК.

Я приложил ладони к датчику, отсканировал сетчатку глаз, предоставил образец ДНК, набрал комбинацию знаков пароля, указал ключевые вехи своего жизненного пути и, чуть смутившись, ввел необходимые для нейроидентификации ключевые темы трех своих недавних снов.

– Процедура прошла успешно, – прокомментировал портье. – Полный доступ открыт. У вас осталось 29 минут 57 секунд. Работайте.

– Ненавижу дедлайны – прошептал я, разминая пальцы.

***

Я был в своей стихии – строчки кода ложились быстрые и четкие. Краем глаза я видел Аляйну – она сидела на полу, уткнув подбородок в колени, и наблюдала за моими действиями. Так, не отвлекаться, быстрее, еще быстрее. Некстати в глаз попала космическая соринка – пришлось потратить драгоценные секунды на моргание. Осталось пять минут… две… одна…

– Готово! – сообщил я.

Аляйна вскинула голову.

– Отличная работа, молодой человек, – просматривая ролик, хвалил мою работу портье. – Даже не верится, что с вашими талантами вам некуда было идти. Что ж, у вас осталось еще двадцать минут. Все удобства лучшего отеля Галактики – к вашим услугам!

***

Мы сидели в моем номере на огромной белоснежной кровати, опираясь на желеподобную спину огромной сине-зеленой игрушки, изображавшей, по всей видимости, неизвестное мне и не очень симпатичное местное животное. Аляйна положила голову мне на плечо. Ее мягкие локоны так приятно касались моей руки.

– Было бы так здорово, если б не этот таймер, – грустно констатировала девушка.

Огромные красные голографические цифры висели прямо перед нашими лицами, бессердечно отсчитывая секунды.

Я молчал.

– Это все моя вина, – голос Аляйны дрогнул. Я должна была догадаться.

– Эй, не вини себя! – слегка затекшей рукой я попытался приобнять девушку. – У них просто были слишком хорошая рекламная стратегия.

Глаза девушки – полные слез – встретились с моими. Предвкушение чего-то очень, очень прекрасного повисло в воздухе. Количество миллиметров между нашими губами начало стремительно сокращаться.

Во второй раз за день все испортил отвратительный вой сирены.

– Что это? – оторопела девушка. – Это… всё?

– Типа того, – согласился я. – А теперь бежим к твоему кораблю! Нам надо убираться отсюда.

***

Даже несмотря на все достижения ХХIII века, одним из самых непостижимых явлений Вселенной продолжает оставаться человеческое тело. Как минимум, мое: прямо сейчас оно двигалось с невозможной до сегодняшнего дня скоростью.

– На сколько… ты… установил блокировку? – задыхаясь, спросила владелица еще одного смеющегося в лицо науке тела.

– Без понятия. Поэтому – бежим быстрее!

Отдышаться удалось только на борту корабля, когда одна за другой начали загораться приборные панели. А спустя всего пару минут руки Аляйны уже выводили нас с недружелюбной орбиты.

– Готово! – девушка откинулась назад в кресле пилота. – Открытый космос. Мы сделали это, Ричард Третий, сделали!

Сил оставалось ровно на то, чтобы слабо улыбнуться и на немеющих ногах отправиться в душевую кабину.

 

Jet-5

 3. Симулятор ковбоя

Спустя полчаса, переодевшись в сомнительный ярко-оранжевый домашний комплект (никогда не был силен в трехмерной печати), я вернулся в каюту. Аляйна листала новости, развернув  перед собой небольшое полупрозрачное окно. Увидев мое одеяние, она хихикнула:

– Ты похож на музыканта доинтернетной эпохи!

– Там не было других образцов! – попытался оправдаться я.

– Все там есть. Подберем тебе что-то попозже. – Аляйна лениво поднялась с кресла. – А пока я тоже хочу привести себя в порядок. Ты, тем временем, подумай, куда мы отправимся на этот раз. Из меня, как видишь, никудышный тур-оператор.

Когда за девушкой опустилась дверь каюты, я, наконец, впервые рассмотрел приборную панель корабля. Давным-давно я увлекался космическими средствами передвижения, и даже мечтал, что если доберусь до Верхнего этажа Корпорации, обязательно обзаведусь собственным. Тогда я изучил сотни различных конструкций, но спасший меня от расправы дедлайнов дирижабль Аляйны был не похож ни на одну из популярных на Земле моделей.

От попыток разобраться в устройстве корабля меня отвлекла знакомая вибрация – дал о себе знать мой браслет, о существовании которого я уже успел забыть. Сражаясь с неприятным предчувствием, я включил его, чтобы прослушать сообщение.

– Новое сообщение, – зачем-то уточнил браслет.

– Что там? – в открывшуюся дверь просунулась кучерявая голова Аляйны.

Я молчал, давя в себе растущее чувство тревоги. За меня ответил браслет:

– Хеллоу, Ричард Третий! Надеюсь, ты слушаешь меня сейчас, ведь это значит, что ты, придурок, жив и здоров, даже несмотря на то, что в твоем офисе восседает какой-то отвратительный молокосос Четвертый, который путает горячие клавиши с собственным… Ну ты понял. Короче, Третий, тут все летит к чертям.

Чуть помолчав, браслет добавил:

– Поэтому я, наконец, решился. Ухожу из Корпорации, еду к отцу на ранчо, и, наконец, напишу полноценный симулятор ковбоя. Странно, что за четыре столетья его никто так и не сделал. Пора исправить это. Так что, Третий, если захочешь вспомнить, как оно: работать без ломящихся в двери дедлайнов – я тебя жду. Или просто заезжай в гости. Главное (тут голос браслета едва заметно дрогнул) – не окажись мертвым, как тут все уверены. Ну всё, жду.

– Симулятор ковбоя? – недоуменно спросила Аляйна.

Я кивнул.

– Это мой друг Ярослав Двенадцатый. – Я зачем-то указал на браслет. – Мы вместе работали.

И очень уж осмелев за последние несколько часов, добавил:

– Ты хочешь со мной на ранчо?

– Значит, мы снова летим на Землю? – улыбнулась Аляйна.

Я кивнул.

– Круто! – воодушевилась девушка. – Всегда мечтала получше узнать Старый Мир.

– Честно говоря, я сам его не особо успел повидать, – смущенно сознался я.

– Теперь у нас впереди масса времени.

– Ага.

– Кстати! – неловкую паузу нарушила Аляйна. – Теперь моя очередь благодарить. Ты спас меня сегодня, рискуя всем, и…

– Мне просто повезло, что в Системе Отеле используют всего троекратное шифрование кода, а не то… – я чувствовал, что краснею.

– Ты мог просто развернуться и уйти. И в прямом смысле слова забыть обо всем происходившем. Но ты этого не сделал.

– Ни за что, – тихо подтвердил я.

Какое-то время мы молча смотрели друг на друга. Вдруг Аляйна мотнула головой:

– Нужно задать новые координаты полета. Ранчо ждет!

– Еще как ждет! – рассмеялся я.

 

4. Случай из учебника

Переночевав в маленькой, но уютной гостевой каюте (Аляйна рассказала, что отец задумывал ее как детскую), я пробрался к кухонной панели и принялся распечатывать продукты к завтраку. Какое-то время спустя появилась моя спутница – сонная и хмурая.

– Кофе будешь? – спросил я.

Девушка кивнула, но более не проронила ни слова. Я поставил чашки на стол и вернулся к хлопотам.

– У меня какое-то предчувствие нехорошее, Ричард, – наконец нарушила молчание Аляйна. – Не знаю, почему.

– В любом случае, мы скоро проверим, хороший ли из тебя предсказатель, – попытался пошутить я, по-видимому, не особо удачно: девушка лишь тоскливо уткнулась в свою чашку.

Следующие несколько часов прошли в такой же гнетущей тишине: Аляйна занималась картами и приборами, я же, покончив с негласно взятыми на себя обязанностями кока, откровенно скучал, слоняясь по кораблю без дела.

– Черт! – внезапно раздалось из кресла пилота. – Черт, черт, черт!

– Что случилось? – испугался я.

– Этот датчик показывает, что топливо на исходе. Но дело в том, что… – Аляйна испуганно повернула голову ко мне, – я понятия не имею, на чем работает этот корабль.

Я был ошарашен:

– То есть?..

– Ну, мой отец никогда не заправлял свои средства передвижения, – оправдывалась девушка. – Ни одно из них. Он просто брал и летал. Я думала, у меня тоже получится. И получалось! – в голосе Аляйны слышались слезы.

– Так, подожди. Нам просто нужно понять, как устроен корабль, и тогда мы найдем топливо. Ты знаешь его модель или марку или…

– Я ничего не знаю, кроме того, что он стоял у отца в гараже, – девушка была не на шутку перепугана.

– Значит, будем искать решение в Сети.

Но открытое мной голографическое Окно сразу же закрылось – корабль уже перешел в режим энергосбережения.

Ошарашенный, я сразу даже не опустил приготовленные для активных поисковых работ руки, замерев в нелепой позе.

– Ричард, – позвала меня хватающаяся за соломинку Аляйна, – ты же гений. Ты спас нас в Отеле. Придумай что-нибудь! Пожалуйста!

– Я бы с радостью, но для этого мне нужно хотя бы примерно знать, какую программу задать. Если же я полезу в Исходный Код наобум, в лучшем случае поиск решения займет месяцы.

– А в худшем? – тихо уточнила девушка.

– Случайно катапультирую нас в открытый космос или что-то вроде этого.

– Ясно.

Аляйна забралась в кресло пилота с ногами, и упершись локтями в колени, обхватила голову руками.

– Я знала, так и знала, что случится что-то ужасное!

Вдруг мою голову пронзила тягостная догадка:

– Это из-за того, что я здесь? Ну… корабль тратит больше энергии на транспортировку двоих.

– Нет, нет, Ричард, ты тут ни при чем! Когда-то мы всей семьей путешествовали на этом корабле с отцом. А семья у нас немаленькая. Все было нормально.

Я еще раз изучил все панели управления в поисках хоть какой-то подсказки. Безрезультатно.

– Осталось одно деление шкалы, – хмуро отметила Аляйна. Из десяти. Когда иссякнет и оно, отключится антигравитационное поле. И тогда какая-нибудь из ближайших звезд, – девушка ткнула пальцем в экран навигации, – например, вот эта толстая, затянет нас в свою атмосферу, где мы благополучно сгорим.

Не зная, что сказать, я снова уставился на приборную панель, словно обдумывал важное решение. Однако в моей голове было пусто.

Аляйна подняла полные слез глаза:

– Ты ненавидишь меня сейчас?

– Еще чего! – возмутился я. – Мы обязательно что-то придумаем. Вот увидишь!

Но мои попытки успокоить девушку почему-то произвели обратный эффект – она окончательно разрыдалась.

– Идиотка! Какая же я идиотка! Почему я не могла просто остаться дома? Выйти замуж, как все люди делают? Как я могла возомнить, что… что может быть как-то по-другому.

На секунду замерев, Аляйна бросила взгляд на мониторы:

– Половина деления. Это конец, Ричард.

Я молчал.

– Все из-за меня. Всё… из-за меня, – повторяла она.

Впервые в жизни оказавшись наедине с рыдающей девушкой, да еще и на борту теряющего топливо космического корабля, я чувствовал себя абсолютно беспомощным.

В каюте снова воцарилась тишина, куда более зловещая – на ее фоне предыдущие несколько унылых часов показались вполне приятным времяпровождением. В этой тишине хорошо было слышно, как завибрировал браслет Аляйны. Она взглянула на него и снова отвела руку.

– Что-то важное? – спросил я, лишь бы не молчать.

– Да нет. Напоминание. Ну, женское. Только этого сейчас не хватало! – злилась девушка.

Слова Аляйны пробудили в моей памяти брошенный когда-то вскользь моим другом Ярославом Двенадцатым совет. Которым я незамедлительно решил воспользоваться – поскольку терять было уже нечего.

Отгоняя от себя мысли о том, что остатки топливной энергии можно было бы использовать куда разумнее, я отправился к принтеру еды, с которым отношения сложились у меня куда получше, чем с тем, что печатал одежду. Нужную программу я нашел практически сразу. Аккуратно достал полный доверху напечатанный стаканчик и вернулся к Аляйне:

– Что это? – безучастно спросила девушка.

– Мороженое, – удивительно спокойно ответил я.

– То есть? Зачем… Сейчас?

– Ну, оно вкусное.

Бросив на меня недоверчивый взгляд, Аляйна, впрочем, взяла стаканчик. Я же вернулся к бессмысленному созерцанию приборной панели, моля все известные мне силы послать хотя бы малейшую зацепку.

– Мм, действительно – вкусное. Спасибо, Ричард Третий, – грустно улыбнулась девушка, зачерпывая очередную ложечку.

Я мысленно поблагодарил Ярослава и снова опустил тупой взгляд на датчик топлива. И не поверил своим глазам:

– Аляйна, посмотри на это, – позвал я.

Девушка повернулась и точно так же недоуменно уставилась на монитор:

– Что ты сделал?

Еще несколько минут назад заполненная едва ли на четверть деления шкала топлива, теперь показывала практически половину.

– Я не знаю… – начал было оправдываться я, но девушка уже повисла на мне, обнимая за шею.

– Ты такой молодец!

Приняв незаслуженные комплименты, я снова посмотрел на шкалу. На ней было уже почти целое  деление.

Внезапно в моей голове родилась абсолютно безумная догадка.

– Аляйна, – я не знал, с чего начать. – Слушай, эмм… Я тебе задам один вопрос, тебе он может показаться странным, но это реально важно.

– Задавай, – удивилась девушка.

– Как ты думаешь, это может быть каким-то образом связано? Ну, корабль и твое… состояние?

– Что-о?! – Аляйна чуть не выронила из рук уже почти опустевший стаканчик с мороженым.

– Есть ли хотя бы такая возможность?  – чувствуя себя полным идиотом, продолжал настаивать я.

На лице девушки появилась болезненная улыбка. Она сосредоточенно обдумывала услышанное.

– Знаешь, когда у меня на планете женщина выходит замуж, – наконец произнесла Аляйна, – она дает клятву, что до последних своих дней будет Сердцем Дома, жизнь в котором будет поддерживаться только благодаря ей.

– То есть? Она обещает кипятить чай и печатать одежду с помощью собственной энергии? – настала моя очередь недоумевать.

– Точно не знаю. Полный текст клятвы содержится в тайне, и женщина получает его только после собственной свадебной церемонии. Которой, как тебе известно, я практически благополучно избежала.

– Но это… странно! – выдавил из себя я.

– Сказал человек, на чьей планете не успевших вовремя закончить дела работников съедают монстры! – хмыкнула Аляйна.

Я поспешил сменить тему:

– Вот эта ситуация с топливом… Неужели тебе о ней не рассказывали другие девушки-пилоты? Они ведь не могли не заметить периодические перепады самочувствия.

Аляйна грустно опустила голову.

– Отец позволил мне пройти авторизацию на всех своих кораблях, но сделал это исключительно для страховки. Чтобы если во время наших совместных полетов с ним что-то случится – я могла посадить корабль.

Абсолютно не зная, что сказать, я снова уставился в приборную панель. Датчик топлива по-прежнему  демонстрировал не самую жизнеутверждающую отметку в одно деление.

– Ричард, – все так же не поднимая головы, позвала меня девушка, – вот это всё: оно правда значит, что я не имею права брать на себя управление кораблем?

Слова давались ей с трудом:

– Невозможно идти против своей природы. И я не имею права подвергать риску тех, кто рядом. Значит, мне нужно вернуться домой.

– Думаешь, это сделает тебя счастливой? – времени подбирать выражения не было, и я решил дать волю чувствам. – Тебе просто нужно немного отдохнуть. А я пока послежу за датчиками и позову, если что-то изменится.

– Спасибо тебе, – слабо улыбнулась девушка. Потом быстрым движением обняла меня и развернулась, отправившись в спальную каюту.

Оставшись наедине с навигационной панелью, отделенный от бесконечной вселенской черноты лишь тонкой стенкой небольшого корабля, я впервые в жизни почувствовал себя дома.

***

Наверное, несколько часов спустя, бесстыже провалив свою вахту я все же начал засыпать, потому что из приятной дремы меня выдернул бодрый голос Аляйны:

– Ты должен это видеть!

– Что там? – я тряхнул головой, прогоняя остатки сна.

Дневной свет уже разлился по кораблю, и это означало, что топливный кризис позади.

– Смотри, –  девушка развернула передо мной окно с новостями.

Главным событием во всех сводках стало скандальное закрытие популярного отеля, «особенно полюбившегося начинающим новую жизнь путешественникам». С первых же кадров я понял, о чем идет речь.

– Причиной самоликвидации столь успешного заведения, – сообщала бегущая в воздухе строка, –  стали многочисленные жалобы на навязчивую и безвкусную рекламу, что, как известно, является грубым нарушением сразу нескольких статей Межпланетного Уголовного Кодекса.

«Здесь замечательно! Замечательно!» – на экране появился перепуганный я, нездорово улыбающийся и зловеще жестикулирующий.

– Несмотря на сомнительную художественную ценность данного видео, – продолжала строка, – руководство Отеля посчитало уместным заполнить все свое рекламное пространство зацикленной и бесконечно повторяющейся версией этого ролика. Это привело к закономерному возмущению и потенциальных туристов и массовой отмены брони. Всего через пару часов Отель был признан банкротом. После чего, в течение 14 минут 33 секунд израсходовав остатки Универсального Топлива, заведение начало перерабатывать само себя – до полного уничтожения.

Мы переглянулись.

– Этот случай уже вошел во все учебники по маркетингу как пример самой бездарной рекламной стратегии, приведшей к неотвратимому краху, – на пафосной ноте завершила свое сообщение новостная строка.

– «Замечательно!» – хихикнула Аляйна. – Как же круто ты придумал!

Мне было жутко стыдно: я понятия не имел, где именно допустил ошибку в коде. Поэтому выдавив из себя мучительную улыбку, которая могла бы сойти за скромную, решил заварить нам неземного чая.

Аромат напитка заполнял каюту, корабль набирал скорость, его капитан изучала астрономические сводки. Я вручил Аляйне ее чашку и, сделав глоток из своей, улыбнулся уже абсолютно добровольно. Впереди была Земля.

 

 


Illustrations by Eugenia Kostrykina

 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *